Интервью для программы “Сніданок з 1+1”

ΈλεναPress conferences

Патрисия Каас: я привыкла быть одной

Патрисия Каас в самом центре Парижа дала эксклюзивное интервью корреспонденту программы “Сніданок з 1+1” Мирославе Ульяниной.

5 ноября в Лондоне Вы покажете новую концертную программу “Kaas chante Piaf”. Это будет копирование стиля Эдит Пиаф или Ваша собственная версия ее музыки?

Это будет концерт в память о Пиаф. Поэтому это не имитация под Эдит Пиаф, это мое осмысление ее – потому и название такое – “Каас поет Пиаф”. Я выбрала те песни, которые хорошо известны публике. Но есть и те, которые не известны широкой публике. Я покажу историю жизни Пиаф. Например, ее встреча с Марселем Серданом, ее знакомство с Жаном Кокто.

В отличие от будущего сольного концерта, у Вас часто были дуэты. Так, в 2008 году, в феврале – русскоязычный дуэт с группой “Уматурман” (песня “Не позвонишь”). Довольно успешный, правда? Сейчас с ребятами поддерживаете дружеские отношения, общаетесь?

Слово “дружественные” – это слишком сильно сказано. Конечно, контакты мы сохранили, но это не значит, что каждый раз, приезжая в Москву, с ребятами встречаюсь или созваниваюсь, нет. Мы сделали хороший совместный проект, он понравился людям, а теперь у нас – разные пути. Эта совместная работа – это уже прошлое. Повторять ее нет смысла. Надо удивлять слушателей чем-то новым.

Вы недавно заявляли, что Ваша жизнь – это гастроли, постоянные переезды. А где то место, где Вы чувствуете себя комфортно?

У себя дома, в своей квартире! Где бы она ни была – то ли в Париже, то ли в Москве. Или на юге Франции – главное, чтобы это была моя собственная квартира – не арендованная, не помещение друзей. Моя собственная. Только там я расслабляюсь.

Вы самая маленькая в своей семье: еще 5 братьев и 1 сестра. Как часто видитесь?

Три-четыре раза в год. Когда большая семья, не так-то просто часто общаться. Да и географическое расстояние сказывается. Я очень сожалею, что мы не можем быть вместе так часто, как хотелось бы. Я знаю, что они думают обо мне, я думаю о них. Наши судьбы, увы, совершенно разные. И знаете, в начале карьеры мне было очень сложно, мне безумно не хватало семьи. Не одну ночь провела я в слезах, не одну телефонную беседу заканчивала истерикой. Но время прошло… теперь я привыкла быть одной.

Так может, стоит карьеру все же поменять на семью, домашний уют?

Нет… Нет, даже ради любви это не возможно. Потому что уже буду не я. И я точно знаю: в какой-то момент мне начнет не хватать моей настоящей жизни. Сцена – это моя страсть, и я обожаю то, что происходит в зале. Ни дом, ни одна семья мне этого не заменит.

Вас связывает очень теплая история с Аленом Делоном. Он в свое время ходил на Ваши концерты, дарил Ваши любимые красные розы. И однажды сказал: “Твой успех придет, но Ты заплатишь за него одиночеством”. Слова сбылись?

Когда он мне это сказал – еще в начале моей карьеры – я это восприняла просто как шутку друга. А потом, уже со временем я поняла, какую страшную правду сказал. И Ален Делон прав. У меня сейчас часто бывают такие моменты одиночества. И тогда говоришь сам себе, что надо что-то делать, что надо эту пустоту в душе чем-то заполнять, надо двигаться вперед. Но сложно бывает, очень сложно. Да, конечно, моя жизнь – это не та классическая жизнь, которую может иметь женщина: домашний уют, дети, муж, семья. Я этого не имею. И не знаю, как это. Хотя я мечтаю: настанет день – и я пойму, что мне такой спокойной, обычной жизни не хватает. Но этот момент пока не наступил.

Когда такие приступы одиночества и депрессии случаются, к кому обращаетесь? Чей номер набираете?

Иногда звоню друзьям, иногда кому-то из родственников, бывает и такое, что звоню дежурному “кавалеру” – они себя часто любят называть моими “женихами”. Но часто бывает, когда мне одиноко и у меня депрессия, я закрываюсь в квартире – и начинаю убирать. Генеральная уборка помогает разобраться с мыслями, или – как минимум – отвлечься от них. Но бывает очень больно, когда я еду на отдых – и даже не знаю, кого с собой взять. А потому еще худшая депрессия бывает после концерта. Такой большой контраст: еще несколько минут назад я была на публике – а затем мгновение – и я сама в зале, сама возвращаюсь домой – и только моя собачка, Текила, возле меня.

У вас серьезных длительных отношений с мужчинами еще не было. Создается впечатление, что Вы боитесь большой любви.

Чтобы любить кого-то, нужно сначала полюбить себя. А у меня с этим проблемы… Раньше я себя даже… ненавидела. Это было особенно после смерти мамы. А теперь я к себе отношусь гораздо лучше и более снисходительно. Учусь любить себя.

Так жениха или просто любимого пока рядом нет?

Нет! Мое сердце свободно! Я в поисках!

А какой мужчина должен быть у Вас, Патрисия?

Он должен уметь удивлять. А остальное – надо открывать в нем. Надо, чтобы он что-то менял во мне. Он должен дарить мне любовь и еще что-то такое, чего я не знаю. А если он еще и красивым будет – я только за!

Я знаю, что Вы хорошо общаетесь с Владимиром Путиным. А как насчет дружбы с семьей Саркози?

Да, с Владимиром мы общаемся, не так, чтобы дружим, но иногда встречаемся. А вот ни с Николя Саркози, ни с Карлой Бруни не общаюсь. Они далекие от моих убеждений люди. Мы по-разному относимся к миру.

А голосовали тогда за кого на последних выборах во Франции?

Я не голосовала! Не голосую вообще. И не буду голосовать в будущем.

Мирослава Ульянина

Источник:
ТСН

Галерея:
Mass media > Press conferences and interviews > Snidanok