StarHit №19(25), 7 мая 2008

ΈλεναPress

Патрисия Каас: “Деньги – лишь прибавка к счастью”

Не сразу поймешь, какого цвета у нее глаза. Вроде бы серые, но иногда они кажутся голубыми льдинками. Однако ее собачка Текила быстро растопит этот лед…

Текила – буйное создание, подаренное Клодом Лелушем – скачет по всему этажу московского отеля. Пат отвечает на вопросы, нимало не беспокоясь о судьбе своего животного.
– Она никуда не убежит, – с уверенностью говорит мадемуазель Каас.
Возможно, так же себя вели бы и другие, более крупные обожатели Патрисии из племени мужчин, если бы им позволили оказаться рядом с этой женщиной.

– Мадемуазель Каас, вы иногда кажетесь очень печальной, иногда – весьма энергичной. Есть ли что-то среднее?

– Не знаю, есть ли. Да, правда, я часто переживаю грустные моменты, связанные с моим прошлым, с моим детством. С тем, что я потеряла родителей в очень юном возрасте. Трудности моменты заставляют вас взрослеть, но потом они остаются во взгляде. А энергия возникает на сцене. Публика мне дает уверенность в себе, чувство сопричастности, волю к жизни.

– В одном интервью во Франции вы как-то сказали, что публика – ваш любовник. И каждый мужчина, подходящий к вам близко, оказывается втянутым в некий союз троих…

Патрисия хохочет:
– Когда появляется новый «мужчина моей жизни», он всегда восхищается тем, что я делаю и как я это делаю, и как воспринимает меня публика. Но он очень быстро начинает ревновать. Он становится любовником при супружеском союзе, потому что моя история с публикой – всегда главное.

– Ну, «Ревнивая» – это была ваша первая песня. Так что вы должны знать, что делать с ревностью.

– Когда ревности немного – это проявление любви. Но есть пределы. Когда это чувство пересиливает вас, очень трудно жить. Мы не принадлежим кому-то – только себе.

– Если почитать прессу, то выходит, что у вас были романы с самыми знаменитыми мужчинами Франции – и с Аленом Делоном, и с Жераром Депардье…

– В жизни у нас были только дружеские отношения. А Депардье я вообще видела четыре-пять раз в жизни – он просто продюсировал мой первый диск. Что же касается Алена Делона… Я его встретила, когда мне был 21 год. И это был МУЖЧИНА, и это был Ален Делон. И он (Патрисия задумывается, и повисает пауза) за мной ухаживал. Но в тот период у меня не было достаточной уверенности в себе, чтобы быть с таким мужчиной, как он.

– Однако однажды в ТВ-шоу на самом популярном французском канале он сказал, что вас любит. Что это значило для вас?

– Говорить, что любишь, – не всегда означает, что ты хочешь с этим человеком жить или заниматься любовью. Иногда это слово – «любить» – значит лишь то, что человек тебе нравится. Я лично услышала все именно таким образом. Остальное для меня было невозможно – в моей голове. Я не была готова для романтической истории с таким мужчиной, как Ален Делон. Возможно, если бы я его встретила сегодня, такая, какой я себя чувствую, он стал бы моим любовником. Не знаю. А в мой двадцать один год Ален Делон… (Патрисия делает жест, выражающий легкое сожаление. Легкое – не более).

– И все-таки: что там, как говорят в одном популярном американском сериале, с «мужчиной вашей жизни»? Пока не появился?

– В конце моей жизни я узнаю, кто же был этим мужчиной. Возможно, я его уже встречала. Отвечу на ваш вопрос так: сегодня я не влюблена.

– Вы поете много песен, в которых важен текст. Но когда вы исполняете свои шлягеры за границей, мало кто понимает слова. Есть ли строчки, которых вам особенно жаль?

– Я всегда была удивлена, когда мне говорили, что есть публика за границей, которая любит мои песни, не зная языка. Со мной бы это не сработало. Но мне рассказывали, что есть некая эмоция, которая пробивается сквозь чужую речь. Да, у меня есть любимые песни. Например, «Войти в свет» (Entrer dans la lumière). Изначально она была написана с другим посылом – про артиста, который поднимается на сцену и выходит под софиты. А потом песня оказалась связана со смертью моих родителей. И «вход в свет» стал ассоциироваться для меня с уходом на небеса. Так эта песня стала очень важной для меня.

– А кольцо матери по-прежнему на вашей руке?

– Сегодня нет. Я его все же сняла. Прошло почти 20 лет, и я стараюсь жить, не будучи слишком связанной с прошлым. Но это трудно.

– А ее медвежонок, талисман, который всегда с вами перед выходом на сцену?

– Медвежонок со мной. Все-таки мы не можем слишком многое «снять» сразу, а?

– У Клода Лелуша вы играли женщину, страдающую потерей памяти. Есть ли вещи в вашей жизни, которые вы бы хотели забыть?

– Забыть или изменить? – печально улыбается Патрисия.

– Забыть.

– Если прожитые мгновенья позитивны, это моменты счастья, которые я храню в памяти. А моменты негативные – это то, что заставляет тебя учиться жизни. Так что забыть я хотела бы не так много вещей. Какие-то неудачные фотографии, плохие стрижки… (Смеется) Но ничего действительно важного.

– Но иногда случаются вещи, которым вы научились, но хотели бы забыть, потому что они вас ранили или сломали.

– Вы имеете в виду любовные истории?

– Иногда это любовная история, иногда – предательство.

– Забыть – это начать думать о других вещах. Но они же – часть нашей жизни!

– Вы стали звездой, будучи очень молодой, и оставались вполне разумным человеком, пока строили карьеру. Сейчас есть множество звезд, которые становятся знаменитыми, а потом пускаются в безумства, как Бритни Спирс. Как вам кажется, чем это объясняется?

– На мое счастье, я всегда была в хорошем окружении. С моими помощниками и менеджерами я работаю уже 22 года. Они защищают меня, помогают. Возможно, Бритни не так повезло. Ну и потом… Мой успех пришел в 21 год. И он не был таким уж особенным, чтобы сравнивать с Бритни. У меня не было таких историй с папарацци. Да я никогда и не оказывалась абсолютно пьяной на улице или на фотографии – без штанишек. Я не знаю, что в ее голове, но понимаю, что сложно, когда вдруг тебя критикует весь мир…

– А что приносит вам критика, когда она звучит в ваш адрес?

– Вначале я была очень чувствительна к критике. Мне всегда казалось важным знать, что же люди думают обо мне. Даже сейчас это важно, и часто звучат ранящие слова.

– Вы были в Китае, а туда редко добираются европейские звезды. Каким был этот опыт?

– Когда открываешь для себя страну, это прекрасно. Хотя всегда бывают сомнения. Ты не уверена, знают ли тебя люди. Слышали ли они твои песни? Как говорят французы, перед тобой – неизведанная земля.

– Сейчас, перед Олимпийскими играми в Китае, вокруг сплошь скандалы и протесты. Что вы об этом думаете?

– Это идиотизм. Страна развивается, и поднимать постоянно эти политические проблемы…

– А каково это для вас – петь в излишне политизированном месте?

– Это другая атмосфера. Привлечено слишком много охраны, а остальные люди не осмеливаются свободно двигаться. У них нет права на это. Например, когда я пела в Пекине, была линия, которую нельзя было пересекать. Но я ее все-таки пересекла! Все в такой ситуации происходит иначе. Люди позволяют себе расслабляться гораздо меньше.

– А сами вы как себе позволяете расслабиться? Вы можете, к примеру, провести неделю в одиночестве?

– Я обожаю тишину. Я часто бываю вне дома, я окружена людьми, и мне приятно однажды оказаться одной, у себя. Можно зажигать свечи, ничего не делать, смотреть телевизор.

– А ваши родственники? Вы ведь седьмой ребенок в семье, так что родных должно быть много.

– Они иногда бывают со мной. В семье было пять мальчиков и две девочки – я и моя сестра. Они приезжают, когда я пою в Париже, для этого мы организуем автобус. И они приходят на меня посмотреть, когда я пою в их области. Еще иногда они приезжают в мой дом на юге Франции – рядом с Авиньоном.

– Племянники и племянницы имеются?

– О да! Десять! И они взрослые! У них уже есть дети! Только у моей сестры дети пока маленькие – им восемнадцать, четырнадцать и двенадцать. А остальные племянники взрослее – тридцать два, тридцать три…

– Это просто – стать солидной «тетей Патрисией»?

– Да! В первый раз я, конечно, удивилась: «О, я – тетя?!» Но когда у тебя их десять… Хотя я не могу сказать, что очень уж присутствую в их жизни. У каждого свой дом, все живут в разных местах. Да, это прекрасно – быть частью большой семьи. Но собрать такую семью за одним столом очень сложно.

– Поговорим о деньгах. Что они значат для вас?

– Деньги? (Патрисия удивлена). Это прибавка к счастью. Разумеется, с деньгами вы не должны себя спрашивать, как заплатите за квартиру в конце месяца. Но это не само счастье, оно ведь не покупается. Деньги всего лишь упрощают жизнь.

Текст: Валентина Львова